Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


История личных печатей

А.Юпатов - мэтр книжного знака

Об уровне графика Алексея Юпатова свидетельствует один только факт: экслибрисы для своих личных библиотек у него заказывали Шаляпин и Бенуа, художник Коровин и архитектор Антонов, писатель Алексей Толстой и секретарь Льва Толстого Булгаков.

Известный русский график и искусствовед Александр Бенуа, получив в эмиграции в 1938 году книги с работами Юпатова, был удивлен и поражен. " Хоть и не так часто, а все же бывают и в наши дни приятные сюрпризы, — писал он. — К числу таковых я могу отнести присылку мне из Риги нескольких книг, вернее книгоподобных брошюр, изданных там и посвященных главным образом графике. Одна из них знакомит с ксилографией Пузыревского, другая — с его книжными знаками, третья — с книжными знаками Алексея Юпатова… Все они изданы стараниями Алексея Юпатова и все обладают как бы фамильными чертами: необыкновенным изяществом при большой тщательности.

Разглядывание этих книжек дает весьма выгодное представление о состоянии художественно–культурного уровня в столице Латвии, и в то же время доказывает лишний раз, что за пределами России русское искусство не умерло и что оно местами придерживается все еще тех же благородных традиций, которые некогда были насаждены нашим "Миром искусства". Я не имею удовольствия лично знать г. Юпатова, но мне известно, что это настоящий энтузиаст искусства, бескорыстно ему служащий и с неостывающим рвением преодолевающий всякие препятствия, выдвигаемые косностью, равнодушием, а также и тем прямым недоброжелательством, что проявляется в иных (увы, многочисленных) людях, вообще враждебно настроенных против всяких подлинных проявлений художественного начала…"

Алексей Илларионович Юпатов родился в Риге в 1911 году, в семье староверов. Родителей он потерял рано: одно время воспитывался в приюте, в Межапарке, потом его забрала к себе тетя. В 1930 году оканчивает рижскую Правительственную гимназию. Первые рисунки появляются еще в гимназии — на страницах рукописного гимназического журнала "Досуг". В том же году Алексей — студент Академии художеств. Но получить диплом не удалось — нужда заставила бросить учебу и устроиться скромным учителем рисования. Впрочем, уже в 1936 году о молодом графике заговорили — прошла его первая персональная выставка. На следующий год его приглашают декоратором в Театр русской драмы. В качестве сценографа он с блеском создает декорации к пушкинскому "Борису Годунову". С этого момента пушкинская тема становится одной из главных в его работах. Это иллюстрации к книгам поэта, статьи в газете "Сегодня", довоенных русских журналах, и, конечно, экслибрисы. Кстати, первый экслибрис Алексей выполнил еще гимназистом — в 1929 году, для своего дяди Михаила Юпатова. Первые экслибрисы несколько схематичны, постепенно появляется своя манера.

"Он вырабатывает собственную оригинальную манеру письма с использованием особой техники, легко узнаваемой и придающей работе бархатистость, — писал один из искусствоведов. — В отличие от других графиков, пользовавшихся различной техникой, Юпатов остается верен, в основном, одной, в которой он достигает совершенства. Техника исполнения приближает его работы к лучшим образцам старинной графики: рисунок выполняется точками, так называемой манерой "пуантильи", которая применяется, обычно, в углубленной гравюре или литографии. В этой области Юпатов поражал тематическим разнообразием: здесь отразились увлечения русской стариной, древнерусской иконописью, мистикой, русской классической литературой".

В 1938 году художник переезжает в Прагу. Принимает участие в работе Русского культурно–исторического музея, созданного и возглавляемого известным российским литератором Валентином Булгаковым. Здесь же Юпатов пишет статью для альбома–каталога художественного собрания музея "Русское искусство за рубежом". Предисловие к книге — другого выдающегося представителя культуры русского зарубежья — Николая Константиновича Рериха. Одна из интереснейших работ этого периода — экслибрис, созданный для известного русского живописца и театрального художника Константина Алексеевича Коровина. Экслибрис, как и жизнь самого Коровина, разделен на две части. В верхней — дивный пейзаж среднерусской равнины: старинный русский город с православной церковью, высокой колокольней и толстыми крепостными стенами на берегу широкой полноводной реки, величаво несущей свои воды к далекому горизонту. В нижней — книжный развал на Монмартре в Париже, в городе, где Коровин провел вторую половину своей жизни.

"Еще одна история, рассказанная книжным знаком Юпатова — экслибрис "Книга В.В.Гадалина", — пишет коллекционер Герман Беркович–Зима. Сумеречным днем по глубокому снегу через монастырские ворота к далекой православной часовенке понуро бредет лошадка, запряженная в широкие сани. Рядом с санями сгорбившись, медленно вышагивает человек, сопровождающий скорбный груз. Но в санях не гроб. В санях — толстый фолиант с надписью "Кузовок" на корешке и обложке. Старый русский литератор Василий Владимирович Васильев–Гадалин, создатель и главный редактор журнала "Наш Огонек", выходившего в Риге с 1924 года, заказал Юпатову экслибрис для своей библиотеки. В это самое время к выпуску в печать готовилась книга В. Гадалина "Кузовок". Экслибрис еще не был готов, когда писатель внезапно скончался. Его последняя книга так никогда и не увидела свет. Выполняя долг памяти перед писателем, Алексей Юпатов создал экслибрис, размножил его и лично вклеил в книги из библиотеки В. Гадалина".

К концу 1930–х — началу 1940–х годов Алексей Юпатов — уже сложившийся мастер книжного знака. На многих экслибрисах, созданных в довоенный период — иконописные лики монахов, купола православных соборов, стены древнерусских городов–крепостей, старинные фолианты, какие хранились, наверное, в неведомо когда и куда исчезнувшей библиотеке Ивана Грозного.

Во время немецкой оккупации художник остался в Риге. Сразу после освобождения города "компетентные органы" приступили к проверке "подозрительных элементов": не сотрудничали ли с немцами. В общем, причины были. Например, известный русский довоенный журналист Клопотовский, писавший под псевдонимом Лери, стал редактором "Русского вестника" — власовской газетенки, издававшейся в оккупированной фашистами Риге. Впрочему, ему повезло — он умер весной 1944–го, до прихода Красной Армии. Юпатов ни в чем замешан не был. Много позже дочь художника вспоминала, как в конце 1944 года в только что освобожденной от немецких войск Риге "…отец ушел на час–два, а вернулся только через четверо суток. Подробностей мы особых не услышали, отец не любил вспоминать этот злополучный эпизод его жизни. Но пришел он бледный, молчаливый…".

Новая власть не стала чинить препятствия в творческой деятельности Юпатова. Работает над экслибрисами, книжной графикой. По оценке специалистов наиболее плодотворный период его творчества в жанре книжного знака начался в 1958–м году. С конца 1950–х — в 1960–е годы художник создает наибольшее количество книжных знаков, причем среди них практически нет "проходных" работ. Выполненные им книжные знаки считают за честь иметь для своих библиотек Вилис Лацис и Андрейс Упитс; доктора медицинских наук, профессоры Паулс Страдиньш и Янис Зутис; ученый, коллекционер Илья Зильберштейн и и исследователь экслибрисов, ученый–экономист Сергей Фортинский.

"Юпатов удивительно гармонично объединяет на небольшого формата листке бумаги очень разные и, казалось бы, совсем не сочетаемые друг с другом элементы и образы, — пишет коллекционер Герман Беркович. — Заслуженный деятель искусств ЛССР живописец Александр Звиедрис был профессиональным моряком — капитаном. На яхте под парусом Александр Звиедрис совершил кругосветное путешествие! Но на этом его профессиональные таланты не исчерпывались. Своими руками Александр Звиедрис создавал замечательные скрипки, причем делал их настолько профессионально, что известные скрипачи записывались за ними в очередь. На созданных им более чем ста инструментах играют мастера скрипичной музыки в России и США, в Канаде и Швеции, во многих других странах Европы и мира. Грани всех талантов этого уникального человека нашли свое отражение на экслибрисе, созданном для его библиотеки А. Юпатовым".

Жизнь Алексея Илларионовича Юпатова трагически оборвалась 12 ноября 1975 года. Он погиб во время пожара на даче под Ригой, где любил уединяться от шума и суеты, и где так хорошо работалось. Памятник Юпатову на его могиле в Риге, на Ивановском кладбище. Но лучшая память о нем — его работы. Они в престижных музеях Германии и России, Чехии и Америки, в чаcтных коллекциях и в лавках антикваров. Имя Юпатова о Риге знатокам рассказывает больше, чем фильмы и рекламные ролики, созданные за последние годы для "узнаваемости образа Латвии в мире".

Также о творчестве А.Юпатова читайте http://www.exlibris.su/jupatov.php

КОЛЛЕКЦИЯ РАБОТ А.ЮПАТОВА
 


Поделиться