Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


История личных печатей

Е. Н. Минаев "ЭКСЛИБРИС". Глава IV.

IV. КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ ЭКСЛИБРИСА

В конце XIX века некоторые ученые, библиофилы, библиографы и антиквары начали коллекционировать книжный знак. Экслибрисы помогали одним собирателям восстанавливать старые, иногда исчезнувшие библиотеки и проследить за переходом их к новым владельцам. Другие же, видя в книжных знаках миниатюрные произведения художественной графики, изучали по ним творчество отдельных художников.

Один из известных московских собирателей того времени - библиофил Алексей Петрович Бахрушин, передавший в 1905 году свои книги и художественное собрание редкостей, стоимостью в сто сорок тысяч рублей, Историческому музею в Москве. В его коллекции экслибрисов было 472 экземпляра, из них 108 гербовых. Алексей Александрович Бахрушин, основатель Театрального музея, один из учредителей Московского общества любителей книжного знака, имел около трехсот экслибрисов, судьба которых неизвестна.

Библиофил и библиограф Дмитрий Васильевич Ульянинский собрал 772 экслибриса (они находятся в Музее изобразительных искусств). 
Большую коллекцию по тем временам, содержащую около трех тысяч книжных знаков, главным образом иностранных, хранитель Эрмитажа А. Фельдкерзам передал Академии художеств.

Удо Георгиевич Иваск, старейший исследователь экслибриса, не только собирал книжные знаки, но и создал классическое трехтомное описание их. Им исполнено также более тридцати экслибрисов. Свою коллекцию, около полутора тысяч экземпляров, он передал при жизни Московскому археологическому институту, продолжая собирать книжные знаки до самой смерти (1922 год). Его вдова подарила второе собрание экслибрисов Тартускому университету.

Большую коллекцию экслибрисов, около шести тысяч экземпляров, составил хранитель Оружейной палаты Владимир Константинович Трутовский (умер в 1922 году).

Собирали книжные знаки и букинисты П. Шибанов, И. Сотников и др. Число коллекционеров экслибриса значительно выросло после Октябрьской революции. В 20-е годы создали свои прекрасные коллекции исследователи книжных знаков Н. Орлов, В. Адарюков, М. Базыкин, а также А. Макаров, имеющий лучшее собрание военных экслибрисов.

Искусствовед, профессор А. Сидоров имеет около двенадцати тысяч книжных знаков. Кроме того, у него большое собрание личных экслибрисов (более семидесяти), исполненных для него известными художниками.

В Ленинграде самая большая коллекция была у Владимира Степановича Савонько, активнейшего пропагандиста экслибриса, одного из организаторов Ленинградского общества экслибрисистов (ЛОЭ). Известны шестьдесят пять его печатных трудов по книжному знаку. Собирать экслибрисы он начал в 1915 году, когда ему удалось приобрести коллекцию И. Антошевского, а затем В. Адарюкова. Перед смертью, в 1939 году, в собрании Савонько было 9994 экслибриса. Коллекция его находится в Ленинградской публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина.

Первоклассные коллекции книжных знаков собрали также В. Лукомский (гербовые), А. Сивере, А. Пуцилло, позднее Е. Розенбладт.

За последнее десятилетие коллекционирование экслибриса приняло невиданный размах. Сотни собирателей книжного знака, проживающих более чем в сорока городах Советского Союза, ведут между собой систематический обмен экслибрисами. Коллекции в несколько тысяч книжных знаков уже не составляют редкость. Имена трех коллекционеров - С. Фортинского, Б. Вилинбахова и П. Амбура - известны не только у нас, но и за рубежом, поэтому некоторые подробности их жизни и собирательства небезынтересны многим.

Библиофил Сергей Петрович Фортинский - москвич. С детства его окружали книги. Отец его, филолог, имел значительную библиотеку, более шести тысяч томов. Подбирая римских и греческих классиков в различных изданиях, он часто посещал вместе с сыном небольшую букинистическую лавку Старицына в Леонтьевском переулке. Рано лишившись родителей (в 1919 году), Сергей Фортинский, попросив профессора С. Соболевского отобрать все редкие книги из библиотеки отца, передал их в дар Московскому университету.

Шестнадцатилетний юноша вынужден был учиться и работать. Директором библиотеки Наркомпроса, куда он поступил, был Николай Юрьевич Ульянинский, библиограф и библиофил, племянник известного Дмитрия Васильевича Ульянинского. Николай Юрьевич принял большое участие в Сергее Фортинском и предложил ему заниматься у него и пользоваться библиотекой, насчитывавшей свыше двадцати тысяч томов. Время было трудное, голодное и холодное, но это не мешало людям, одержимым любовью к книге, почти каждый вечер собираться у Н. Ульянинского. Там юноша познакомился с известными московскими библиофилами Б. Боднарским, Н. Орловым, А. Сидоровым, В. Адарюковым, С. Кара-Мурзой, П. Эттингером, А. Макаровым, с книгопродавцами П. Шибановым и С. Синебрюховым и с издателями А. Кожебаткиным и М. Сабашниковым, которые и привили С. Фортинскому интерес к литературе и экслибрису. С 1920 по 1929 год Сергей Петрович посещал Русское Общество друзей книги (РОДК), на аукционах которого и приобрел свои первые книжные знаки. К 1926 году у него их было уже около пятисот экземпляров, но в это время коллекционер переменил свое увлечение, заинтересовавшись нумизматикой.

Активно собирать экслибрисы Фортинский начал в сороковые годы, после войны. Ему удалось приобрести собрание книжных знаков у Бом-Григорьевой (1500 экземпляров), 13 тысяч экземпляров у профессора Депмана. 1100 - у Жучкова и другие. В настоящее время его коллекция состоит из 30 тысяч книжных знаков (в их числе 5500 издательских и книгопродавческих знаков). В библиотеке Сергея Петровича 6500 томов книг по русской истории, мемуары, издания по искусству, нумизматике и книговедению. С. Фортинским опубликовано пятнадцать работ по экслибрису. Ленинградский коллекционер Борис Афанасьевич Вилинбахов тридцать три года собирает книжные знаки. До этого он с детских лет увлекался филателией. В конце 1931 года ему, как секретарю Северо-Западного отдела Всесоюзного общества коллекционеров, пришлось присутствовать на заседании Ленинградского общества библиофилов и экслибрисистов, так как это общество приняло решение о прекращении своего самостоятельного существования и его принимали в ВОК в качестве секции. Бориса Афанасьевича заинтересовал книжный знак. Коллекционеры экслибрисов, среди которых был и В. Савонько, имевший в то время непревзойденную по подбору и количеству экслибрисов коллекцию, познакомили Вилинбахова с этой новой для него областью собирательства, а также с ведением особой картотеки на каждый книжный знак и некоторыми способами добывания данных для нее. Целью своей новый коллекционер поставил собирать русский и советский экслибрис. К началу Великой Отечественной войны в его собрании было уже 7 тысяч знаков. Вилинбахов был мобилизован, назначен преподавателем в Военное училище и эвакуирован из Ленинграда. К счастью, большая часть коллекции, оставшаяся в блокированном городе сохранилась. В 1947 году в Ленинградском Доме ученых организовалась секция коллекционеров. Ученым секретарем ее в 1950 году был избран Борис Афанасьевич, обязанности которого он исполняет до сих пор. В 1952 году в Доме ученых была устроена первая послевоенная выставка советского книжного знака. На приглашение принять в ней участие откликнулось мало художников. Вилинбахов провел большую работу по пропаганде книжного знака путем переписки с художниками и коллекционерами и систематически выступая с докладами. С 1958 года в Доме ученых при его активном содействии организуются ежегодные отчетные выставки художников Советского Союза, работающих над книжными знаками. Коллекция экслибрисов у Б. Вилинбахова превысила 30 тысяч экземпляров. В его портфеле имеется также двадцать девять исследовательских работ об отдельных художниках, и подготовлены к печати указатели книжных знаков военных библиотек, военнослужащих, членов Академии наук, медицинских работников. Им также составляется справочник основных собирателей экслибриса в СССР с портретами коллекционеров, общее число которых по имеющемуся у него списку, превышает четыреста человек. Самая крупная коллекция экслибрисов в стране принадлежит эстонскому искусствоведу Паулю Амбуру. С детских лет он полюбил книгу и создал прекрасную личную библиотеку. В 1929 году Амбур окончил Тартуский университет и начал работать над изучением истории эстонской литературы и книжной графики, усиленно собирая материал для этой темы. В его библиотеке в то время было уже 2645 книг. Пропагандировать экслибрис он начал с 1942 года, написав свою первую статью в тартускую газету о прекрасном эстонском ксилографе Аркадии Лайго, а затем и небольшую монографию о нем, напечатанную в следующем году.

В течение двух лет были изданы также маленькие монографии художников Кристьяна Рауда, Рихарда Киви, Густава Моотсе, Гюнтера Рейндорфа и Марта Лаармана, написанные им. В 1944 году, во время войны, ученого постигло несчастье. Его библиотека, насчитывающая 15000 томов, и коллекция экслибрисов (5000 экземпляров) сгорели. Но он снова с огромным энтузиазмом принялся за коллекционирование.

В 1958 году вышла из печати прекрасно иллюстрированная (250 илл.) книга Амбура "Об эстонских художественных экслибрисах". Амбуром написано более семидесяти статей о книжных знаках, напечатанных в Советском Союзе и за рубежом. В своем собрании коллекционер сейчас имеет до 35 тысяч экслибрисов художников 50 стран. Его коллекция пополняется ежедневно, так как он имеет более двухсот корреспондентов в тридцати двух странах. В библиотеке Амбура собрано свыше пятисот книг по книжному знаку, отечественных и зарубежных. Он получает семнадцать журналов, ежегодников и каталогов выставок по экслибрису на шестнадцати языках.

Амбуром организовано девятнадцать выставок экслибриса из своей коллекции. К своему шестидесятилетию энтузиастом была подготовлена самая большая из выставок "Всемирные сегодняшние экслибрисы" (2427 экземпляров, 328 художников, 33 страны).

Попытки организовать общества экслибрисистов до революции не имели особенно большого успеха. Московское общество любителей книжного знака, созданное в 1905 году при участии У. Иваска, просуществовало два года. Общество выпустило в 1907 году свой журнал "Известия Московского общества любителей книжных знаков", однако после первого номера он прекратил свое существование.

Только в советское время, в двадцатых годах, в Москве и Ленинграде были созданы общества экслибрисистов. В Москве с 1920 по 1929 год любителей книжного знака объединяло Русское общество друзей книги (РОДК). Членами общества были многие крупные библиофилы и искусствоведы, изучавшие творчество художников-графиков, поэтому большая часть докладов об экслибрисе носила научно-исследовательский характер и часть работ РОДК была издана.

С 1931 по 1934 год московские любители книжных знаков входили в Московское объединение Всесоюзного общества филателистов (МОВОФ), а затем в общество коллекционеров (МОВОК), издавшее также несколько книжечек об экслибрисе. После продолжительного перерыва, только в 1959 году организовался "Московский клуб экслибрисистов" при городском обществе коллекционеров. Небольшое количество коллекционеров экслибриса имеется и в секции любителей книги при Московском Доме ученых.

В Ленинграде с 1922 по 1930 год существовало самостоятельное общество экслибрисистов (ЛОЭ), влившееся в 1931 году в Ленинградское общество библиофилов в качестве его секции. В том же году общество библиофилов было ликвидировано. Секция экслибрисистов перешла во Всесоюзное общество филателистов, в Северо-Западное его отделение, которое в 1933 году было реорганизовано в Ленинградское общество коллекционеров и просуществовало до конца 1937 года.

За плодотворной деятельностью Ленинградского общества художников-экслибрисистов можно проследить по тринадцати выпускам "Трудов", изданных им с 1924 года по 1931 год. Кроме докладов, прочитанных членами общества на заседаниях, в "Трудах" помещены исследовательские статьи об экслибрисе видных искусствоведов. Журнал из номера в номер вел также описание новых книжных знаков и репродуцировал многие из них. Ленинградские экслибрисисты возобновили свою работу значительно раньше москвичей. В 1947 году они объединились в секцию коллекционеров при Доме ученых им. М. Горького. В других городах Советского Союза, несмотря на большой рост любителей книжных знаков и ведущуюся ими пропаганду экслибриса - устройство выставок, выступления в печати, по радио и телевидению, объединение их в секции проходит довольно медленно. Заслуживает одобрения работа сибиряков. Большой любитель экслибриса П. Богданов в Кемерове привлек в графическую секцию при обществе "Знание" группу художников, задавшихся целью создать книжный знак, отражающий их родной край. Признание получила серия из двенадцати экслибрисов художника Р. Копылова - "По историческим местам Нижнего Тагила".

Большое значение имеет для каждого коллекционера правильное хранение книжных знаков в своем собрании и классификация их. Каких-либо твердых правил на этот счет не существует, можно лишь позаимствовать опыт отдельных лиц, применяя его в зависимости от индивидуальных целей и запросов собирателя книжных знаков. Каждый экслибрис принято наклеивать на отдельную карточку из тонкого картона, белого или цветного, помещая на ней основные сведения о книжном знаке: имя, отчество и фамилию его владельца, способ репродуцирования, кем выполнен и год исполнения. Серьезные исследователи экслибриса заводят дополнительно картотеку, занося на отдельную карточку для каждого книжного знака более полные данные. Например, В. Савонько, о котором мы уже упоминали, на такой карточке помещал ответы на следующие вопросы: 
1. Фамилия, имя и отчество или наименование владельца.
2. Краткие сведения о владельце.
3. Фамилия, имя и отчество лица, исполнившего экслибрис.
4. Способ исполнения экслибриса (гравюра, цинкография и т. п.).
5. Формат экслибриса.
6. Размеры экслибриса по печати (высота на ширину).
7. Цвет и сорт бумаги и цвет печати.
8. Местонахождение библиотеки.
9. Год исполнения экслибриса.
10. Подробное описание экслибриса.
11. Краткие сведения о библиотеке.
12. Библиография экслибриса.
13. Когда, от кого и как приобретен экслибрис (если покупной, то цена его).

Такого оформления своей коллекции придерживается и ленинградец Б. Вилинбахов, упуская только пятый пункт - формат экслибриса, убедившись, что обрез бумаги книжного знака - величина непостоянная.

Карточки с наклеенными на них экслибрисами собиратели хранят или в отдельных папках или в картотечных ящиках, в алфавитном порядке по фамилиям владельцев книжных знаков. Иначе составляют карточки лица, изучающие экслибрис как произведение искусства. Они группируют их по художникам. При хранении экслибрисов в алфавитном порядке их обыкновенно подразделяют на отделы. В. Савонько делил книжные знаки на гербовые, сюжетные и ярлыки и штемпели.

Коллекция Б. Вилинбахова разделена на девять отделов: 1. Военный. 2. Гербовый. 3. Бывшей царской фамилии. 4. Художественные - учреждений. 5. Художественные - частных лиц. 6. Духовный. 7. Учебных заведений. 8. Разные - куда входят все дореволюционные ярлыки и штемпели. 9. Иностранный (главным образом старинные гравированные экслибрисы).

Б. Вилинбаховым выделены книжные знаки Прибалтики (Латвии, Литвы и Эстонии). Они расположены у него по фамилиям художников. 
При хранении экслибрисов в алфавитном порядке необходимо иметь каталог, в котором все книжные знаки коллекции размещены по фамилиям художников, с указанием их владельцев, так как, не имея такого каталога, крайне трудно при необходимости выявить работы отдельных художников. И наоборот, при систематизации книжных знаков по художникам очень полезно иметь каталог по владельцам экслибрисов. Классификация коллекций допускает широкие вариации и находится в прямой зависимости от вкусов их владельцев.

 

Глава I. ИСТОРИЯ РУССКОГО КНИЖНОГО ЗНАКА. ВИДЫ ЭКСЛИБРИСА

Глава II. СОВЕТСКИЙ КНИЖНЫЙ ЗНАК. ТЕМЫ. ТЕХНИКА ВЫПОЛНЕНИЯ ЭКСЛИБРИСА. ВЫСТАВКИ

Глава III. КРАТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ ЭКСЛИБРИСА ЗА РУБЕЖОМ

Глава IV. КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ ЭКСЛИБРИСА

Глава V. БИБЛИОГРАФИЯ ЭКСЛИБРИСА.
 

Источник: Евгений Николаевич Минаев. ЭКСЛИБРИС. Изд. Советский художник. М. 1968

Поделиться