Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


История личных печатей

Экслибрисы русской аристократии

Коллекционирование книжных знаков – сравнительно молодое направление в собирательстве. Лишь к концу XIX века возникший в Западной Европе интерес к экслибрисам распространился в России. Появились даже коллекционеры, которые стали сами создавать собственные книжные знаки.

Графические экслибрисы.


Одним из самых талантливых коллекционеров был А.Е. Фелькерзам, оставивший после себя свыше 40 экслибрисов, но нельзя не отметить также У.Г. Иваска, создавшего 30 книжных знаков, и М. Грюнвальда – 16 экслибрисов.

Собрание книжных знаков, прежде всего, представляет интерес с исторической точки зрения, так как экслибрисы – это графические произведения, которые отражают свою эпоху. Кроме того, коллекция экслибрисов, составленная в хронологическом порядке, по странам и художникам, показывает историю, этапы развития не только графического экслибриса, но и графического искусства в целом.

Для начала предлагаем вам небольшой экскурс в историю российского книжного знака. С помощью данной публикации авторы хотят напомнить читателю об основных вехах развития экслибриса и пробудить интерес к этим скромным образцам художественного творчества.

В каждой стране книжный знак имеет свой специфический облик, отражая характерные особенности культуры, образа мышления своего народа. В допетровские времена принадлежность книги определялась надписью, которая делалась от руки. Например, «сия книга попа Родиона Сидорова, сына грешного и недостойного». Кроме того, можно было установить принадлежность издания по «вкладным записям». Так как книги представляли собой значительную ценность, их подносили в дар Богу, жертвовали монастырям и храмам. Цель подношения и имя жертвователя обозначались записью, называемой «вкладною». Обыкновенно эти «вкладные записи» оканчивались «угрозой гневом Божьим» тем, кто захочет украсть книгу. Тем самым они выполняли охранную функцию, являясь прототипом экслибриса.

«Вкладная запись» или посвящение книги Богу в виде подношения, по выражению первого исследователя русского книжного знака В.А. Верещагина, «составляет совершенно своеобразную и чисто национальную форму, оригинальные особенности которой точно отразили в себе весь общий строй нашей средневековой культуры и современное древнерусскому быту общественное мировоззрение».

Со временем в России, по примеру Западной Европы, появляются экслибрисы с незатейливым украшением в виде узорной рамки. Большинство русских владельцев библиотек XVIII–XIX столетий довольствовались простыми ярлыками с обозначением «библиотека», «из книг» или «собрание книг» такого-то владельца.

Первым русским экслибрисом В.А. Верещагин считает книжный знак князя Д.М. Голицына, ярлычок с надписью «Ex-bibliotheca Arcangelina» (по имени его родового поместья знаменитого села Архангельского). Появление этого знака должно быть отнесено к 1700-м годам. Другой исследователь русского книжного знака, У.Г. Иваск, считает первым русским экслибрисом книжный знак графа Константина Платера, префекта Лифляндского, позже Канцлера Великого Княжества Литовского. Однако можно ли считать «русским» книжный знак немецкого графа, который лишь находился на службе в России?

Книжный знак Голицына 

К числу «первых» русских книжных знаков должен быть отнесен гравированный экслибрис графа Я.В. Брюса, одного из первых книжных собирателей, владельца библиотеки в 1500 книг самого разнообразного характера. Начиная с экслибриса Брюса, мы попытаемся проследить линию развития геральдического книжного знака.

  Экслибрис графа Я.В.Брюса

 

Петровское время, первая половина XVIII века – это время становления самосознания общества и личности. Даже по такому маленькому листку бумаги с изображением, коим является экслибрис, можно судить о серьезности отношения вельмож и государственных мужей к занимаемому ими социальному положению. Экслибрис исполнял роль «двойника» владельца, который, «пряча лицо», рассказывал о статусе дворянина. В связи с этим, в первой половине XVIII века большинство экслибрисов носят чисто геральдический характер, т.е. копируют родовой герб.

На гравированном книжном знаке Брюса изображен герб, пожалованный ему вместе с графским титулом в 1721 году, и элемент ордена Андрея Первозванного. Этим орденом Я. Брюс был награжден Петром в 1709 году после Полтавского боя. На гербе девиз «FUIMUS» – «Будем».

Вторая половина XVIII века предоставляет нам примеры «отступления» от прямого копирования гербов в экслибрисах: чаще встречаются усеченные варианты герба, свободное расположение геральдических символов в композиции. Примерами могут служить экслибрисы А.Д. Ланского и суперэкслибрисы И.И. Шувалова.

Экслибрис А.Д.Ланского


В гербе рода Ланских отсутствуют щитодержатели, в экслибрисе же с правой стороны в качестве щитодержателя помещено животное дворянского рода Ланских – лань. Лань дважды изображена и в полях щита. Здесь мы видим, с одной стороны, упрощение мелких геральдических знаков, а с другой – стремление к украшательству.



Герб графа И.И.Шувалова 

Свободная композиционная трактовка есть и в экслибрисе И.И. Шувалова. Мы представляем здесь два суперэкслибриса графа. Один – вензельный (барочный вензель «Ш» под графской короной), другой – геральдический, помещенный, однако, на заднюю крышку переплета книги. В суперэкслибрисе выделяется гербовая фигура – единорог, изменены щитодержатели: в гербе это единорог и дракон, в экслибрисе – грифон с мечом и лев. Грифон (лев с головой орла) в геральдике символизирует могущество льва и зоркость орла и считается хранителем кладов. В данном случае грифон исполняет роль хранителя книги; лев – это символ силы, мужества и великодушия.

В конце XVIII века, на протяжении XIX и даже в начале XX века, несмотря на более «свободный» перенос герба на экслибрис, продолжают существовать книжные знаки с изображением родового герба без всяких посторонних украшений. Таковы экслибрисы генерала от артиллерии, члена Государственного Совета А.А. Аракчеева, директора Императорского Эрмитажа графа Д.П. Бутурлина, губернатора Санкт-Петербурга графа Н.В.Левашова.

  Герб рода графов Левашовых

 

Герб рода графов Левашовых представляет собой щит, разделенный на четыре части, с малым щитком посредине. В малом щитке – русский государственный орел, на груди которого – вензель Николая I. который наградил Левашевых графским титулом. Гербовой щит увенчан графской короной, над которой поставлены три шлема. Щитодержцами выступают: справа леопард, слева – лейб-гусар. Внизу лента с девизом: «virtuti et honori» – «мужеством и честностью».



экслибрис графа С.М.Воронцова

Усеченный вариант герба графского рода Воронцовых мы видим в экслибрисе князя С.М. Воронцова. На экслибрисе в двойном овале щит, увенчанный российской княжеской шапкой, внизу щита девиз: «Semper immota fides» – «Вечно непоколебимая верность». Щит разделен по горизонтали на две части. В верхней – стропило с тремя гранатами, вокруг стропила три звезды. Нижняя часть разделена по диагонали от правого верхнего угла к нижнему левому на два поля; на диагональной линии – две розы, между ними лилия. Между овалами надпись: «Библiотека князя Воронцова. С.Петербургскiй домъ».

Подобное видоизменение родового герба можно наблюдать и в экслибрисе общественного деятеля, издателя, мецената, библиографа князя С.Д. Шереметева.

Экслибрис графа С.Д.Шереметьева

 

Шереметевы принадлежат к так называемым «выезжим» родам. Один из прусских королей выехал на службу к русским владетельным князьям, а его потомки служили на Руси боярами и воеводами. На экслибрисе внутри рамки – овал с изображением львов, держащих щит. Корона в щите, а также держава и меч в лапах львов повествует о происхождении Шереметевых от влиятельного прусского предка. О том, что предки владельцев герба были прежде язычниками, поклонявшимися священному дубу, особо чтимому именно в языческой Пруссии, свидетельствует дубовое деревце над щитом. В верхней части щита изображена королевская корона, под которой расположены два четырехугольных креста. Кресты иногда трактуются как символ принятия пруссами христианства. По овалу девиз: «Deus conservat omnia» – «Бог хранит все».

Геральдические знаки в соединении с разными орнаментами, венками из цветов, цепью орденов, аллегорическими и художественными атрибутами встречаются в XVIII столетии сравнительно редко. Отличительная особенность большинства старых русских книжных знаков этого рода по сравнению с западно-европейскими экслибрисами заключается в том, что герб владельца имеет первостепенное значение, художественные украшения менее значимы.

Развитие книжного дела, появление большого количества частных типографий, а так же просветительская деятельность Екатерины II привели к увеличению числа читателей и покупателей книг, а значит, и к увеличению количества книжных знаков. Среди экслибрисов этого периода очень часто встречаются экземпляры, сделанные в виде вензелей, украшенных цветами или узорами, реже – изображения внутреннего вида библиотек. Исполнителями были главным образом иностранные художники, заказчиками – русские вельможи, помещики.

И все же лучшие русские старинные экслибрисы – чисто геральдические: князя С. Голицына, графа П. Бенкендорфа, Ф. Шуберта, барона Г. Строганова, П. Сухтелена и др.

С появлением книгопечатания книжные знаки начали делать в виде тиснения на переплетах книг, которые называют суперэкслибрисами. Первым суперэкслибрисом в России считается изображение государственной символики на переплете первопечатного «Апостола» Ивана Федорова, принадлежавшего Ивану IV Грозному.



"Апостол Ивана Федорова"

Большинство суперэкслибрисов представляют собой вензеля с коронами, и только незначительное количество носит геральдический характер. Одними из старейших частновладельческих суперэкслибрисов можно назвать книжный знак графа П.Б. Шереметева и уже рассмотренный суперэкслибрис И.И. Шувалова.

Суперэкслибрисы в России не получили распространения, так как они стоили дорого и с появлением бумажного книжного знака практически исчезли.

В XIX–XX веках российские книжные знаки продолжали развиваться в том же русле, что и в Западной Европе.

Упомянутому выше А.Е. Фелькерзаму мы обязаны целым рядом весьма интересных экслибрисов. Отчасти они носят геральдический характер, отчасти же автор использует стилизованную передачу герба и дополнительные украшения. А.Е. Фелькерзаму принадлежат рисунки исполненных в геральдическом стиле книжных знаков Николая II и наследника цесаревича Алексея. В том же направлении исполнены работы Г.И. Нарбута и Г.К. Лукомского. 

На рубеже веков интерес к экслибрису продолжает возрастать, и в 1905 году в Москве появляется первое Общество любителей книжных знаков, которое просуществовало два года. После его закрытия появилось сразу два общества: «Московское общество любителей книжных знаков» и «Русское общество друзей книги». Они объединяли любителей экслибрисов, организовывали обмен книжных знаков между ними, издавали специальную литературу, устраивали аукционы и выставки.

Впервые русский книжный знак был более или менее полно представлен на устроенной в 1912 году Всероссийским Съездом художников выставке «Искусство в книге и плакате». В 1919 году существовало два общественных собрания книжных знаков: одно в Петрограде в Академии Художеств (2500 экслибрисов, в основном иностранных), пожертвованных бароном А.Е. Фелькерзамом. Другое, пожертвованное У.Г. Иваском, – в Москве, в Археологическом Институте,

В 1918 году на книжном аукционе, устроенном «Обществом Друзей Книги», была впервые зафиксирована продажа экслибриса. В 1919 году в Институте Художественно-Научной Экспертизы в Петрограде состоялась первая специальная выставка русских книжных знаков, представленная главным образом экспонатами из крупнейшего собрания Эрнеста Петровича Юргенсона и других петроградских коллекционеров.

Источник: http://goodcoins.narod.ru/antic/bukin/aristocrat.htm

Поделиться