Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


История личных печатей

Exlibris - не только книжный знак!

Вскоре после того, как тагильчане отметили 90-летие городской газеты, в екатеринбургском Доме кино открылась выставка экслибрисов, приуроченная к 70-летию их создателя - художника Рудольфа Владимировича Копылова. Казалось бы, какая связь между этими событиями? Но не будем поспешны в суждениях.

Ностальгическая нотка всякий раз проскальзывает в воспоминаниях журналистов старшего поколения, едва речь заходит о старом двухэтажном особнячке на улице Карла Маркса, который долгие годы занимала редакция "Тагильского рабочего". В нем не было ничего от чопорного, безразличного к людям офиса. Небольшие солнечные комнаты выходили в каминный зал, где собирались на"летучки" и принимали гостей, в такт шагам поскрипывала деревянная лестница с массивными резными балясинами, из-за двери машбюро, перекрывая стрекот пишущих машинок, раздавался хорошо поставленный голос диктора, передававшего по старенькому приемнику последние новости. Это был теплый дом, из которого не спешили уходить после окончания рабочего дня, в котором каждый чувствовал себя "своим". "Своими" были и работники типографской цинкографии, приютившейся прямо у лестницы. И когда на месте редакционного художника А.Н. Кирпикова вдруг оказывался его коллега из типографии, это воспринималось как само собой разумеющееся.

Алексей Николаевич, талантливый художник и один из самых порядочных людей, которых приходилось встречать, кроме любви к рисунку питал страсть к настольному теннису. Очередной турнир непременно призывал его на пост спортивного арбитра, и тогда соученик Кирпикова по Уральскому училищу прикладного искусства Рудольф Владимирович Копылов взваливал на свои плечи нелегкую редакционную ношу: ретушировал снимки, отобранные для печати, рисовал заголовки и злободневные миниатюры для "Тагильского рабочего".

В газете Рудольфу Владимировичу и попала на глаза заметка, сначала заинтересовавшая, а потом и проложившая новое русло, по которому потекла его творческая жизнь. Искусствовед С.Г. Ивенский рассказывал об экслибрисе - книжном знаке, своеобразном виде графики, мало известном в России и почти незнакомом на Урале. Копылов загорелся желанием попробовать собственные силы на неизведанном поприще. Но профессионал не был бы профессионалом, если бы не задался множеством вопросов, чтобы дойти до самой сути нового дела, разобраться в нюансах. Рудольф Владимирович написал Ивенскому (они поддерживают переписку и до сих пор), свел знакомство со свердловским театральным художником Вадимом Линденбаумом и московским графиком Анатолием Калашниковым, которые уже работали над экслибрисами, ленинградским профессором-искусствоведом П.Е. Корниловым.

Свой первый экслибрис художник выполнил в 1962 году для собственной библиотеки "Из книг Р.В. Копылова" и, естественно, в технике цинкографии, особенно хорошо ему знакомой. С тех пор день художника принадлежал типографскому заказу или газете, а вечер - экслибрису. Тагильские книголюбы скоро прознали об увлечении Копылова: посыпались просьбы, заказы.

Заведующий отделом культуры "Тагильского рабочего" К.Н. Сазонов одним из первых получил собственный экслибрис. Перебирая отцовский архив, я частенько рассматриваю эту маленькую книжную этикетку, подаренную Константином Николаевичем, и удивляюсь, как скупыми штрихами художник сумел передать разносторонность интересов владельца библиотеки. До появления в редакции университетских выпускников Константин Николаевич оставался ведущим критиком, о чем напоминают блокнот и вечное перо. Не случайны в рисунке суровый уральский пейзаж и фотоаппарат: журналист любил природу и всегда имел в запасе увлекательный рассказ о ней, а каким он был фотографом, судите сами (портрет Р.В. Копылова за работой сделан Сазоновым в середине шестидесятых годов).

- Отличительная особенность экслибриса, - подчеркивает Рудольф Владимирович, - в том, чтобы в рисунке небольшого формата выразить душу владельца, его отношение к книге и миру, собственный взгляд. Работа кропотливая, поправок не допускает.

Для него экслибрис не только книжный знак, а творческий поиск, доведенная почти до ювелирной графическая техника: рисунок, эскиз, точный рисунок, калька, наконец, работа по дереву или оргстеклу. Причем, начав с черно-белых, Копылов освоил и миниатюры в несколько цветов, что требует особого мастерства и терпения. "...Художник выработал свой новый стиль, - подмечает автор статьи об уральце в энциклопедии экслибриса, изданной в Португалии. - В композиции хорошо увязаны шрифт и изображение.

Р.В. Копылов - участник почти ста выставок в Советском Союзе, Канаде, Бразилии, Бельгии, Японии, Германии, Италии, Чехословакии и других странах, созданные им книжные знаки включены во множество книг и альбомов, коллекционеры жаждут иметь их. Но это сейчас... А в шестидесятых, продолжая работать в цинкографии и редакции, он исполнял в основном экслибрисы для тагильчан-книголюбов: докторов В.Г. Дубинского и М.И. Покидова, краеведов И.А. Орлова и А.Ф. Кожевникова, многих других. И, конечно, коллег-газетчиков: фотокорреспондента Юрия Хренова, спортивного обозревателя Владимира Свалова.

Два книжных знака стоят особняком. Один создан для дяди - режиссера Бориса Григорьевича Тройского, который вместе с отцом художника Владимиром Григорьевичем, взявшим себе сценический псевдоним Бельский, стоял у истоков тагильского профессионального театра. Другой - для Александры Самойловны Бондиной: бабушка Р.В. Копылова приходилась родной сестрой писателю. В семье свято чтут родовые связи. Один из близких родственников художника провел даже разыскания и "вырастил" родовое дерево от прапрадеда Тимофея до ныне живущих Копыловых.

Но любовь к истории не исчерпывается поисками документов и воспоминаний, относящихся лишь к роду Копыловых. Одну из первых серий книжных знаков Рудольф Владимирович посвятил историческим памятникам Нижнего Тагила. И снесенные, и ныне существующие, они рассказывают о той большой роли, которую сыграл наш город в становлении российских промышленности и культуры. И хотя создавались для личной библиотеки, эти книжные этикетки и их автор вскоре стали широко известны благодаря публикации "Тагильские экслибрисы" в "Литературной России".

Позднее появилась "Есениана". Рудольф Владимирович выполнил много и для разных книголюбов экслибрисов на тему есенинских стихов. Отношение художника к русской природе созвучно ее поэтическому описанию. Миниатюры лиричны, четки по сюжету, лаконичны по манере исполнения. "Мы благодарим Вас за прекрасные работы , -написали автору сотрудники литературно-мемориального музея С.А. Есенина в селе Константиново, когда к ним поступила серия графических миниатюр Копылова.

А на столе художника рядом с томиками Есенина прочно заняли место книги Владимира Высоцкого: многие книголюбы, и в России за рубежом, хотят иметь экслибрисы на сюжеты любимого поэта, с портретом любимого артиста.

Просматривая каталог, выпущенный к юбилейной выставке, я обратила внимание на серию миниатюр "Сотворение мира", выполненную в прошлом году для Пауля и Евы Кауфер. И не удержалась, чтобы не расспросить о предыстории.

- Кауферы прислали письмо моему сыну.

На минутку прервем начавшийся рассказ. Сын Копылова Владимир пошел по отцовским стопам. В престижной Португальской биобиблиографической энциклопедии экслибриса о нем рассказали даже раньше, чем о Рудольфе Владимировиче. Свердловский городской клуб любителей книги в 1990 году показал выставку "Рудольф и Владимир Копыловы", на которой было представлено 300 экслибрисов отца и 75 экслибрисов сына. Но...

- Здоровье не позволило Володе и дальше заниматься этой кропотливой, очень трудоемкой работой. Замысел семьи из Германии, готовящей книгу о сотворении мира, пришлось осуществлять мне. Читал библию, делал и переделывал наброски. И все же первый вариант не удовлетворил Кауферов: "Слишком реалистично". Они считали бы, что для их необычной книги на бумаге ручной выделки и в ручном переплете, и экслибрисы должны быть необычными. Второй вариант Пауль и Ева одобрили. На каждый из семи дней сотворения мира я "сотворил" для их книги особый экслибрис (по тридцать штук).

Рудольф Владимирович - автор экслибрисов для Михаила Шолохова и Ираклия Андроникова, известных актеров Бориса Тенина и Лидии Сухаревской, Михаила Жарова, Бориса Чиркова, Бориса Андреева, композитора Евгения Родыгина и многих других именитых и не очень любителей книги, коллекционеров в России и за границей. Им выполнено более 700 графических миниатюр. Но в последнее время художник все чаще и чаще возвращается к живописи, причем предпочтение отдает не маслу, а пастели.

И все-таки, как расстанешься с экслибрисом, любовью всей творческой жизни? Мастер опять в поиске. Поляки приглашают принять участие в выставке экслибрисов "Старый замок". Уже этой осенью.

Ирина ДЕНИСОВА

Источник: Литература: Газета "Тагильский рабочий" от 27.08.1996

Поделиться