Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


История личных печатей

Знамена вятских книголюбов

С каждым днем у нас растет армия книголюбов. Полку с книгами, а то и целую библиотеку можно теперь встретить всюду: в самой тесной квартире и общежитии. Книгу ценят как источник знаний и учебник жизни.

Чтение- первая ступень культурного развития. Читать учит школа.

Далеко не все читатели поднимаются на вторую ступень, когда возникает любовь к книгам. Их начинают специально и старательно собирать, всесторонне изучать и бережно хранить.

Третья ступень – это забота о художественном облике любимых книг. Они становятся предметом гордости и радости. По ним можно судить о кругозоре и художественном вкусе книголюба.

Книга всегда привлекала особое внимание художников. Недаром, в древнем и высоком искусстве оформления книги такое множество великолепных работ мастеров мирового класса. Ещё в старину одним из элементов украшения книги был книжный знак – экслибрис. Это художественно выполненный ярлык, свидетельствующий о том, что у книги есть владелец. Часто, экслибрис- это целая новелла о профессии, духовных наставниках, симпатиях и интересах книголюба.

Древнейший на Руси экслибрис найден на рукописных книгах Соловецкого монастыря около 1490 года. В создании русского экслибриса участвовало много выдающихся художников. Среди них были И.Билибин, В.Васнецов, М.Врубель, М.Добужинский, Б.Кустодиев, Е.Лансере, А.Остроумова,  Лебедева, И.Павлов, И.Рерберг, В.Фаворский и многие другие.

В настоящее время в мире учтено около полумиллиона экслибрисов. В нашей стране их насчитывается около пятидесяти тысяч, и число их быстро растет.

Книжные знаки наклеивают на обратной стороне верхней крышки переплета книги. Рисунок хорошего экслибриса образно рассказывает об особенностях книжного собрания. Это своего рода вымпел библиофила, дополняющий книгу новым элементом, украшающим её. Известно несколько дореволюционных вятских экслибрисов ( К.П. Машковцева, А.А.Прозорова, В.И.Куршакова, А.И.Вершинина и другие). Почти все они шрифтовые, без рисунка, с типографическим орнаментом и представляют в основном книговедческий интерес. Они дают в руки ключ для поиска остатков старинных библиотек.

В марте 1964 года наш художественный музей им. Горького впервые в Кирове устроил выставку современного экслибриса, на которой было показано около пятисот работ, но местных оказалось тогда только три.

Один из первых кировских художественных экслибрисов создан В.Г. Смердовым к 135-летию областной библиотеки им. А.И.Герцена. На этом книжном знаке мы видим молодого Герцена периода вятской ссылки и здание библиотеки.

Вскоре появились экслибрисы работ О. Кобелькова, Т.Дедовой и А.Люстрицкого для литературного и художественного музеев и для некоторых библиофилов. Сейчас известно уже более двух десятков местных экслибрисов. Так на пятисотлетнем дереве книжного знака возникла теперь и вятская веточка.

Один из экслибрисов принадлежал недавно умершему поэту Алексею Ивановичу Мильчакову, страстному книголюбу, собравшему отличную библиотеку. Он пополнял ее на свою скромную пенсию, порой отказывая себе в самом необходимом. Об этом он даже написал мне на редкой книге Осипа Мандельштама «Египетская марка» (Л., 1928г):

Книг золотой иконостас!

Тебе – глазища нараспашку,

Тебе – последнюю рубашку,

Тебе – последний жизни час.


А дальше строфа о неизбежном:

Быстрее птиц, быстрее ветра

Летит мой поезд в дым белесый,

Жизнь километр за километром

Наматывая на колеса.

Алексей Иванович был оберегателем и пропагандистом книги. На его книжном знаке В.Г.Смердов изобразил стеллаж с милыми сердцу томиками и стол, за которым поэт работал в глухие ночные часы, когда за окном стихал шум Октябрьского проспекта. Теперь этот экслибрис стал своеобразным памятником рано ушедшему от нас товарищу.

Новая работа В.Г. Смердова – книжный знак Кировского литературного музея. На рисунке – один из каменных львов, охраняющих ворота старого вятского дома (теперь ул.Коммуны, 33). Когда-то дом принадлежал купцу Прозорову, а львы будто бы обозначали, что хозяин дома торгует с Англией. Может быть, это и легенда, но львам явно больше сотни лет. Возле них, прямо на столбах растут березки. Еще в 80-х годах Прозоров пожертвовал дом городскому училищу.

Четыре года через эти экзотические львиные ворота в училище  входил вятский мальчик Александр Гриневский. В 1896 году, окончив его, он отправился в большую самостоятельную жизнь, а потом стал известным всему миру писателем А.С. Грином. Собирая материалы о писателях- земляках, литературный музей интересуется,  конечно, и Грином. Поэтому-то в экслибрисе музея оказались и стена бывшего городского училища и этот лев – деталь юношеских впечатлений Грина о старой Вятке.

Об экслибрисах кировского художника А.М. Колчанова недавно писал журнал «В мире книг» (1966, №10). Несколько интересных книжных знаков для журналиста и поэта Е.П. Замятина (Уржум), краеведа В.Г. Пленкова, натуралиста А.Д. Фокина, скульптора М.М. Кошкина (Киров) и других создали художники А.Т. Наговицын (Череповец) и Р.В. Копылов (Нижний Тагил). Некоторые мы здесь воспроизводим.

 

Сделать хороший экслибрис – дело не простое. Оно требует от художника любви к книге, тонкого вкуса и мастерства. Иногда библиотека столь разнообразна, что для каждого ее раздела заказывают свой экслибрис. Так, в огромной библиотеке недавнего нашего гостя народного артиста РСФСР  Б.М. Тенина есть отдел юмористики и для него специальный шутливый экслибрис.

Сейчас появилось немало любителей, у которых экслибрисов десятки, а книг нет. Книжный знак для них интересен сам по себе, как предмет коллекционного обмена, подобно почтовой марке или спичечной этикетке. Наконец, встречаются книголюбы, наклеивающие экслибрис только на книги, которые они кому-либо дают или посылают.

Об экслибрисе написано много книг и статей. Каталоги выставок книжных знаков изданы в десятках областей (Вологда, Воронеж, Краснодар, Симферополь, Тамбов и др.) В Кемерово, например, прошло уже пятнадцать выставок экслибриса. В Челябинске в магазине «Уральская книга» каждый покупатель получает красивый памятный экслибрис. Входит в обиход специальный дарственный экслибрис, на котором указывается, кто и кому дарит данную книгу. Все чаще к юбилею или знаменательной дате в числе подарков можно встретить художественный экслибрис. Ничего этого в Кирове пока ещё нет. Но лед явно тронулся. Будем надеяться, что наступивший юбилейный год принесет вятским книголюбам новые, яркие и красивые « книжные знамена».

Евг. Петряев.

газета «Кировская правда», 1965 год.
 


Поделиться