Авторизация

Логин

Пароль (забыли пароль?)

на главнуюнаписать письмокарта сайта
Liveinternet
Facebook
ВКонтакте


Печати знаменитостей

Печать для Сергея Шойгу делали в Иркутске

Ювелиры Лодяновы режут эксклюзивные работы из камня.

Художники-ювелиры Аркадий и Наталья Лодяновы известны не только в Иркутске. Их изощренные, изысканные, удивительно тонкие работы восхищают ценителей изделий из драгоценных металлов и камней не только в нашей стране, но и во многих городах мира. Не так давно ювелиры наряду с декоративными композициями и украшениями стали изготовлять и печати. Печатями работы Лодяновых пользуются новозеландский фотограф Эндрис Эпс, мэр японского города Канадзавы Тамоцу Ямадэ, директор Иркутского художественного музея Елена Зубрий, мэр нашего родного Иркутска Владимир Якубовский, главный архитектор области Борис Куликов и даже член правительства России, министр МЧС Сергей Шойгу.

Печатная мода возродилась недавно.

Надо сказать, что культура использования красивых именных печатей практически умерла в нашей стране с приходом советской власти. И искусство изготовления печатей, и применение этих изящных вещиц в повседневной жизни реанимировались лишь в последние 10—15 лет. Но супруги Лодяновы (Аркадий и Наталья всегда работают вместе) начали осваивать этот жанр ювелирного искусства еще до взрыва печатной моды.

— Идея и желание делать печати прошибли меня мгновенно, — рассказывает Аркадий Лодянов. — Как-то я заглянул на одну из выставок в музей декабристов и увидел в витрине документ, на котором стоял восковой оттиск декабриста Ивашева (кстати, его личная печать существует до сих пор, ее директор музея Евгений Ячменев лично в руках держал). То есть человека давным-давно нет, а восковой оттиск жив до сих пор! И так меня пронзила эта магия времени, противостояние сиюминутного и вечного, овеществление имени и статуса дворянина в маленькой штучке! Я бросаю все и бегу в фонды нашего краеведческого музея, где мне посчастливилось с трепетом и волнением лицезреть уникальную коллекцию печатей и оттисков.

Личная печать четы Лодяновых

Первая работа была выполнена в 1987 году. А до этого супруги-ювелиры перелопатили горы литературы, изучили творчество знаменитого Фаберже и менее известного в России (но не в мире!) Ци Бай-ши — непревзойденного резчика трех тысяч печатей из камня. И пошло-поехало! Недостатка ни в материалах, ни в заказчиках не было и нет.

Конструктивно возможности печати почти безграничны.

Надменное золото и благородное серебро, священный камень японских императоров — нефрит и горный хрусталь, пугающе прекрасный рубин и томительно-нежный сапфир, сумеречно-лиловый аметист и дымчатый кварц... В своем творчестве ювелиры используют самые разнообразные камни и металлы. Благо, что сегодня достать можно что угодно (не то что в годы советской власти). Хотя оригинальные идеи художников Лодяновых бывают таковы, что материал приходится поискать — например, для одного из заказов камень искали семь месяцев! И нашли! Это был тот самый, необходимый именно для этой печати и конкретно для этого человека горный хрусталь большого размера и идеальной чистоты.

Работа над одной печатью длится не менее трех месяцев. И чтобы эту работу оправдать, стоимость изделия достаточно высока. Но несмотря на солидные суммы, заказчики у Лодяновых не переводятся. Бизнесмены новой волны серьезно относятся к собственному имиджу (состоящему не только из отлично сидящего костюма и модных туфель, но и из очень дорогих мелочей — запонок, булавок, хорошей ручки). Они отлично понимают, какой эффект на партнера может произвести такая штучка, как печать, являющаяся редким произведением искусства. Понимают ценность именных печатей и люди творческие — писатели, художники. Часто в подарок большому и любимому начальнику печать заказывает целая организация. Подарок это действительно роскошный — не столько по стоимости, сколько по эксклюзивности.

Печать Галины Новиковой просто так в руки не возьмешь

Иногда Аркадий и Наталья Лодяновы (кстати, оба заслуженные художники России) используют в творчестве прием "два в одном". То есть печать одновременно является и броским, красивым кольцом. Или (последнее изобретение!) — автомобильным брелком. Этакая изящная и нужная "безделица", которая всегда с тобой. Конструктивно возможности печатей если не безграничны, то очень широки.

Кстати, в одной печати можно совмещать и западный, и восточный варианты оттиска. В странах Азии традиционно оттиск на бумаге делается краской, чаще всего киноварью. В Европе печатями наносят рельефное изображение на воск, сургуч, пластилин. Если в первом случае это маленькая гравюра, то во втором — миниатюрный барельеф. В нашем родном Иркутске, который находится на стыке Европы и Азии, предпочитают оба варианта.

В каждой печати Аркадий и Наталья стараются передать характер конкретного человека, спрессованную суть его личности и профессии. Зашифрованный в символах образ зачастую так точно и тонко соответствует владельцу, а исполнение настолько безупречно, что Лодяновых всерьез называют не только виртуозными ювелирами, но и проницательными психологами.

Печать примирила художников.

У каждой печати есть своя история. И ни одну Лодяновы не забывают, потому что уже набившая оскомину штампованная фраза людей творческих "они (роли, книги, картины) мне как дети" — истинна.

Для печати мэра Канадзавы использовали белый нефрит

Например, печать для мэра Канадзавы — подарок Бориса Говорина от лица нашего города. Тогда Борис Александрович был еще мэром Иркутска. Во время визита в Японию ему подарили личную печать (там эта культура не умирала). Следуя правилам подарочного этикета, ответный дар должен был быть даже не равным по стоимости, а более дорогим. Потому священный у японцев камень — белый нефрит, такой матовый, мягкий, тепло светящийся изнутри, как нельзя лучше подходил для жителя Страны восходящего солнца. Мысль выточить из нефрита набежавшую волну принадлежит Наталье Лодяновой, эту идею полностью поддержал супруг. А когда ювелиры делали печать для Владимира Якубовского, то изучили личные печати Владимира Сукачева, который трижды избирался городской головой. Лодяновы старались сохранить преемственность времен, технологий и стилей.

Эта красота принадлежит Владимиру Якубовскому

Печать для художницы Галины Новиковой Аркадий и Наталья делали без ее ведома. Какое-то время художники находились в конфликте.

— Порой, увидев меня, Галя искала камень потяжелее, чтобы бросить им, — то ли в шутку, то ли всерьез говорит Аркадий. — Нас с Натальей это недоразумение страшно тяготило. И мы решили без ее на то согласия и желания сделать Новиковой именную печать. Такую, какую хотелось бы нам, и неважно, удобно ли ее держать в руках и тем более использовать в быту. Мы хотели передать характер художницы, сложность и одновременно цельность ее личности. У нее тогда был черный период, она носила только черное. И мы использовали черный долерит и титановые шипы.

Печати Галины Новиковой и художника Анатолия Костовского были выставлены на какой-то республиканской выставке, где их и купило Министерство культуры России. Потом представители Иркутского областного художественного музея обращались к министру культуры с просьбой перевести эти работы именно в Иркутск, а не куда-нибудь в Пермь или Вятку. Здесь их и увидела Галина Новикова. И произнесла только одну фразу: "Да, это я". Потом между художницей и Лодяновыми потихоньку таял лед, старое недоразумение испарялось, потепление сменялось сближением.

Шойгу остался доволен.

История с главой МЧС Сергеем Шойгу — совершенно удивительная история, по своей невероятности граничащая буквально с легендой.

— С публичными людьми такого уровня работать очень сложно, — говорит Аркадий Лодянов. — Но это был один из тех редких заказов, от которого просто невозможно было отказаться. В Иркутск прилетел советник Шойгу и встретился с нами. Наши с Натальей работы он увидел на какой-то выставке, после чего года полтора вычислял наши координаты. При встрече он прямо заявил: "И в Москве, и в Санкт-Петербурге есть прекрасные художники, но у вас очень высокий художественный уровень и цены в десять раз дешевле".

— У нас были полностью развязаны руки, — продолжает ювелир. — Нам сразу сказали: "Мы верим вам как художникам, как исполнителям, единственное условие — в печати обязательно должен присутствовать медведь". Этого зверя мы не стали изображать этнографически точным, а сделали мультяшным и поставили на задние лапы. Для фигурки медведя мы использовали дымчатый кварц, глаза у мишки — крошечные рубины в золотых оправах, в лапах он держит золотой жезл, на жезле двуглавый орел, и стоит на колоночке из нефрита. А на оттиске — инициалы Сергея Кужегетовича Шойгу.

Министр остался доволен. Его знаменитая медвежья коллекция пополнилась еще одним медведем. Более того — этой печатью Шойгу ставит штемпели на письма, подарки друзьям и использует ее как экслибрис на книгах.

Источник: pressa.irk.ru

Поделиться